Джаз иллюзий

01:47 

esplodio
open up your eyelids and let your demons run
Название: Рапунцель
Автор: esplodio
Пейринг/Персонажи: Хирако/Айзен, Гриммджо/Ичиго, Гриммджо/Улькиорра, Гриммджо/Бьякуя, Ишида/Орихиме, Ичиго/Орихиме, Ренджи/Орихиме, Ичиго/Рукия, Зараки/Бьякуя, Зараки/Укитаке, Кераку/Укитаке, Гин/Кира, Пеше/Дондочакка, Гинрей/Урахара, Маюри/Унохана, Ичиго/Хичиго, Хицугайя/Хинамори
Размер: мини, 1816
Жанр: кроссовер с "Рапунцель", романс, стеб
Рейтинг: PG-13
Дисклеймер: Все и всех имеет Кубо Тайто
Саммари: Принц Шинджи был неудачником.

Принц Шинджи был неудачником. А еще придурком, плешивым болваном и кривым огрызком, как сказала бы любящая младшая сестра.
Сам Шинджи в это не верил. Вот ни капельки. Подумаешь, единственный сын в семье, которому скоро придется взвалить на себя ответственность в виде хренова огромного королевства и пристроить грымзу-сестру замуж. Подумаешь, девушка, с которой они были сосватаны с детства, неожиданно сбежала за моря-океаны с каким-то унылым драконом. Плевать! И не такое превозмогали герои баллад и сказок!

Или не превозмогали? По правде говоря, Шинджи было грустно. И обидно. Конечно, он не был красавцем, как принц Бьякуя из соседнего королевства Гинреева, но ведь и не настолько же страшным был, чтобы от него сбегать!
К тому же, внешность была далеко не главным в человеке — тот же принц Бьякуя успешно это доказал, когда сыграл свадьбу с главарем разбойничьей банды. Поговаривали, что главарь был на самом деле оборотнем — оттого и лицо у него было жутким, со звериным почти оскалом, и повадки дикие. Но с тех пор, как сыграли эту свадьбу, в королевстве воцарились мир и покой, а нрав у самого принца стал даже покладистей.

Шинджи и хотел бы над этим посмеяться, но было как-то не смешно. Подумаешь, принц сыграл свадьбу с мужиком — у самого-то Шинджи даже мужика не было, как любезно бы напомнила ему сестрица. Мужика и не хотелось, конечно, но все равно было грустно. Вот и бродил он бесцельно по городу который час, пытаясь как-то отвлечься на созерцание.
Но даже созерцанию мешали! Нет, серьезно, как можно было спокойно рассматривать хренов фонтан, когда рядом какая-то толпа активно возмущалась! Шинджи нахмурился, чувствуя, как так и не успевшая зародиться в душе гармония — скульптор в свое время обещал его отцу, что именно ее можно будет постичь при одном только взгляде на эту нелепую серую загогулину, — исчезает бесследно, вытесняемая раздражением.
— Да какого хрена? — буркнул Шинджи под нос и направился к толпе. Как оказалось, пререкающиеся о чем-то рожи все были ему знакомы: еще бы, благородные — и не очень — рыцари.
— Принц Шинджи, — церемонно поклонился Ишида, весь напряженный и какой-то очень грустный. — Не согласитесь ли вы рассудить наш спор?
Шинджи изумленно покосился на остальных и кивнул.
— Валяйте.
Ишида откашлялся.

— Вы понимаете, — начал он, — мы с бравыми соратниками собрались спасти принцессу Орихиме от тяжкой и ужасной жизни в драконьей пещере. — Гриммджоу выразительно фыркнул. — Однако выяснилось, что у рыцарей свои мотивы. Они бесчестно утверждают, будто бы принцесса оказывала благосклонность и им.
— Почему это бесчестно? — возмутился Ренджи, злой и покрасневший до корней волос. — Все так и было! Она мне даже подарила платочек в знак своей привязанности!
Он порылся под кольчугой и достал откуда-то измятый синий платок, расшитый желтыми бананами. Шинджи невольно вздрогнул: такой же Орихиме подарила ему самому. Ишида погрустнел.
— Но должно же быть этому какое-то объяснение, — растерянно забормотал он. Гриммджоу, свирепевший все сильнее с каждой минутой, рявкнул:
— Да какое объяснение? Я вам говорю: она моего дракона увела! А вы все «принцесска, принцесска»! Нахуй таких принцесс!
— Нет, постойте, — вмешался топчущийся рядом с Гриммджоу Ичиго. — Может, она вообще ничего такого не имела в виду? Неужели вот так прямо и говорила, что любит?
Ренджи с Ишидой погрустнели еще сильней. Шинджи крепко задумался, уже предчувствуя недоброе. Действительно — ничего такого ни ему, ни остальным, как он понимал, Орихиме не говорила.
— Ну вот! — Ичиго приободрился и глянул на Гриммджоу с надеждой. — Так давайте просто оставим влюбленную пару в покое и дадим им обрести свое счастье!
— Счастье, хрена с два! — Гриммджоу вызверился так, что все подскочили. — Я ради этого дракона принца бросил, между прочим! Красивый был принц, скотина такая отмороженная.
Последнее он произнес с восхищением.
Шинджи посмотрел на них всех, пожал плечами и пошел в таверну, по дороге выбросив свой дурацкий платок в дурацкий фонтан. На душе было паршивей некуда. И созерцание нихера не помогло.

Уже когда он допивал первую кружку пива, в таверну ввалился грустный Ичиго. Шинджи покосился на него и махнул рукой, приглашая сесть.
Ичиго развезло быстро — то ли не умел пить, то ли сам хотел надраться побыстрее.
— Дался им этот дракон? — жаловался он пьяно Шинджи. Тот слушал — это было лучше, чем киснуть самому. — Терпеть не могу магических созданий. То девушку мою превратили в жабу — я честно хотел ее спасать, а она ускакала в болото. То коня своего приласкал — ну, ты не подумай ничего, просто в нос чмокнул, — а он оказался заколдованным принцем, зараза такая, и решил подарить мне в благодарность ночь любви. Да я еле от него убежал!
Шинджи заржал так, что разносивший кружки с пивом парень — унылый блондин, Шинджи так и не смог запомнить, как его зовут, — вздрогнул и едва ли не облил их.
— А ты-то зачем за ними увязался? — уточнил он, хотя все было и без того понятно по взглядам, которые Ичиго кидал на Гриммджоу.
— Драконолюба отбивать, — буркнул Ичиго. — Отговаривать, скорее. Думал, тот не пойдет, но нет — Ишида с Ренджи решили остаться, а Гриммджоу пошел. Упрямая скотина.
Шинджи глянул на него удивленно.
— Так а ты почему тогда остался?
— Да хрен его знает, — Ичиго стремительно пьянел и вместе с тем все набирался решимости. — Может, успею еще нагнать.

Когда Ичиго ушел, Шинджи только вздохнул и заказал себе еще пива. Все вокруг было каким-то совершенно безумным, но при этом приходило в свою извращенную норму. Только для него ничего не менялось.
Хозяин таверны что-то ворковал унылому блондину на ухо. Шинджи раздраженно фыркнул и опрокинул в себя половину кружки одним махом.
— Сопьетесь, принц, — ехидно прошамкали у него над ухом. Шинджи поднял голову: над ним стояло... нечто, замотанное в десяток шалей. Из-под цветастого платка и неровной, спадающей на лоб челки на него смотрели хитрые глаза; на подбородке виднелась щетина.
— Ты вообще кто? — ошалело спросил Шинджи.
— Добрая волшебница, — заявило нечто, обдав его запахом перегара.
— И что тебе от меня нужно? — в доброте, как и в волшебности создания Шинджи откровенно сомневался. Скорее всего, "волшебнице" нужно было пару монет на опохмел.
— Помочь хочу, — "волшебница" бесцеремонно пихнула его плечом, усаживаясь на лавку. — Что, принцесса сбежала?
— Это что, всем известно? — тоскливо уточнил Шинджи.
— У меня свои каналы информации, — раздался гнусный смех. — Хотите совершить подвиг, принц Шинджи? Я расскажу вам, где найти принцессу.
Шинджи невольно напрягся.
— Что, серьезно?
Через полчаса он вышел из таверны с ворохом карт, полегчавшим кошельком и Великим Планом.

Лес был тихим, спокойным и вполне приятным. Шинджи ехал по нему неспешно, мурлыкая под нос какую-то навязчивую придворную мелодию, как вдруг в кустах послышалась возня, мелькнул белый рог.
— Что за херня? — пробормотал подозрительно Шинджи и положил ладонь на рукоять меча — на всякий случай.
На дорогу выкатилось чудовище. За ним еще одно. Чудовища двигались странно и старались держаться поближе друг другу, несмотря на зажатые в руках увесистые дубинки. Казалось, им было неловко.
— Стойте на месте! — пробасило одно из них, покрупнее. — Это ограбление.
— Очень опасное ограбление, — интеллигентно добавило второе.
Шинджи откровенно заржал.
Чудовища переглянулись.
— Я настаиваю! — пробасило первое, а второе совсем жалобно заметило:
— Нам ребенка нужно кормить.
— Что? — оторопел Шинджи.

Чудовища действительно оказались очень интеллигентной семейной парой, воспитывающей покинутую в лесу и одичавшую маленькую девочку. Шинджи посочувствовал им, дал немного денег, оставил адрес замка и двинулся дальше в приподнятом настроении. Приятно было поговорить с умными людьми.
Как оказалось, в лесу сегодня было многолюдно: вскоре на тропинку вышла парочка детей, которые держались за руки и явно очень этого смущались.
— Вы заблудились? — поинтересовался Шинджи. Неудобно было бы сейчас поворачивать и выводить детей из леса, но оставить их в беде он просто не мог.
Впрочем, все оказалось лучше, чем он думал.
— Вовсе нет, — серьезно ответил мальчик со снежно-белыми волосами. — Мы ищем новый дом.
— Новый дом? — Шинджи удивился. — Вы живете в лесу?
— Жили, — вздохнула девочка. — Мы жили у доброй колдуньи в пряничном домике. Но пару дней назад у нее поселился какой-то странный и недобрый колдун и… понимаете, это стало неловко.
Шинджи задумчиво кивнул, хотя, конечно, нихрена он не понимал.
— И куда вы сейчас идете? — уточнил он.
— К целителю, — девочка все стискивала ладонь мальчика и ковыряла землю носком башмака. — Он добрый.
— Ага, а с тех пор, как к нему перестал заезжать этот одноглазый бандит, еще и безопасный, — фыркнул мальчик. — Барон, который теперь у него ночует, хотя бы приятный.
Из леса Шинджи уезжал с четкой мыслью о том, что мир окончательно сошел с ума.

Башня высилась перед ним, высокая и совершенно неприступная на вид. Шинджи скептически оглядел ее и спешился, подходя ближе, проводя ладонью по шероховатому камню.
Как сказала «волшебница» — после очередной кружки пива Шинджи выяснил, что зовут ее Урахара, — принцессу нужно было звать. Желательно, громко и от души. Шинджи набрал побольше воздуха в легкие и старательно заорал:
— Эй! Красавица! Спусти косу!
Несмотря на то, что орал он громко, ждать пришлось несколько минут. В окне мелькнуло лицо — снизу было и не разглядеть, какое, — а затем вниз слетела коса, чуть не уткнувшись Шинджи в нос.
Отфыркавшись, тот осмотрел косу. Она была длинной, ухоженной и темной — брюнетка, значит. Что ж, Шинджи был не против.
Вытерев ладони об штаны, он схватился за косу и начал подтягиваться. Было откровенно жутко: голова кружилась от высоты, коса была тоньше, чем любой канат, и уж точно более скользкой, а мысль о том, что девушке сейчас больно, наверное, как-то не добавляла смелости.
Все же он кое-как выбрался наверх — и почувствовал себя откровенной сволочью: принцесса стояла, оперевшись на массивную спинку резной кровати, плечи ее подрагивали от напряжения, а спина была подозрительно ровной.
— Принцесса? — осторожно поинтересовался Шинджи. — Простите, если сделал вам больно.
Принцесса сдержанно кивнула, а затем обернулась, гордо приподнимая подбородок. У нее было красивое, в общем-то, лицо — совершенно мужское.
— Меня зовут Айзен Соуске, — с легким кивком сообщила она.
Шинджи охренел.

— Нет, ну ты понимаешь, — смеялся он через час, опасно потрясая фляжкой с вином и едва ли не падая Айзену на плечо, — мне так и говорили: прин-цес-са! Я был уверен, что меня ждет прекрасная дева… а не странный мужик с косой до пояса и в платье!
— В тунике, — сдержанно поправил Айзен и аккуратно отнял у него фляжку. — И я же говорил, тебя дезинформировали. Моя мачеха любит издеваться над людьми.
— Ага, я понял, — мрачно кивнул Шинджи. — А еще твоя мачеха — мужик, который замужем за королем Гинреем. А принц Бьякуя — твой брат. Вот такое вот ебанутое семейство.
— Не могу не согласиться, — заметил Айзен, уже слегка нетрезвый и оттого гораздо более словоохотливый. — Ты представляешь, мачеха заперла меня в этой башне на перевоспитание. А ты, очевидно, представился ей достойной кандидатурой для моего спасения. Ума не приложу, почему.
— Эй! — Шинджи несильно ткнул его локтем в бок: оказалось тепло и мягко. — Не начинай тут! Я вполне достойный принц!
— Ага, — скептически покосился на него Айзен и отсалютовал фляжкой. — И невеста твоя сбежала с драконом.
— Говоришь, как моя сестра! — пробурчал Шинджи. А затем глянул на него внимательно еще раз, потянулся, хватая за подбородок и поворачивая лицом к себе. Айзен смотрел на него мутно и растерянно. Ресницы у него были длинные, красивые, почти девчоночьи.
Когда Шинджи его поцеловал, то оказалось, что это так же приятно, как целоваться с принцессами. Если не лучше.

***

Капитан пятого отряда Готея Хирако Шинджи вздрогнул и подскочил на кровати, тяжело дыша. Рядом завозился Айзен — тот всегда спал чутко, зараза такая. Его короткие волосы защекотали плечо.
— Кошмар приснился? — уточнил он хрипло. Шинджи моргнул, прогоняя остатки сна.
— Даже не знаю, — честно признался он. — Странное что-то снилось.
А потом засмеялся ехидно и потянулся к Хогиоку, призывно поблескивающему на прикроватной тумбочке.
В конце концов, длинные волосы Айзену очень шли.

@темы: fanfiction

   

главная