Джаз иллюзий

22:17 

Что случится, если ударить в твою душу как в колокол?
Автор: Dear Jim
Фандом: Блич
Персонажи: Хирако/Айзен (Айзен/Хирако)
От автора: Для crazy_capricorn Писалось под стилизацию "Бойцовского клуба" - в основном фильма, совсем немного - книги.

Песня, которую слушает Синдзи :


Placebo - Where Is My Mind
Играла в конце фильма, когда Марла и Джек стояли на крыше.

Айзен Соуске закончил Академию Духовных Искусств одним из лучших. Преподаватели утверждали, что не успели раскрыть полный потенциал талантливого ученика, поэтому в Готей 13 Айзен попал с приятным эпитетом «подающий надежды».
При поступлении в Восьмой отряд, он был зачислен в ряды офицеров. Капитан Кёраку, приветливо улыбнулся ему, поздравляя с поступлением, выражая надежду, что Айзену понравится в отряде. Соуске слушал его, вытянувшись в струнку, ощущая себя от этого немного неловко – капитан, стоявший перед ним, был в соломенной шляпе и поверх традиционного капитанского хаори на нем был накинут просторный розовый халат.
- Задания тебе выдаст мой лейтенант – Лиза Ядомару, - капитан повел рукой в сторону строгого вида девушки, с лейтенантским шевроном на плече, - а я пойду, вздремну. Сегодня такой солнечный денек, самое время полежать в тени…
- Никуда вы не пойдете, - прервала его лейтенант, даже не взглянув в его сторону, - у вас на столе ведомости, которые нужно подписать.
- Ну же, Лиза-чан, - капитан состроил жалостливую гримасу, - Я так сегодня устал.
- Вы ни черта не сделали из того, что запланировано на сегодняшний день, - невозмутимо отозвалась Лиза, поправляя изящные очки.
- Ты так сурова, Лиза-чан, какое впечатление ты произведешь на Соуске-куна.
- Впечатление, что хоть кто-то работает в руководстве этого отряда, - отрезала Лиза и в упор посмотрела на Айзена, - пойдемте, седьмой офицер, я расскажу о ваших обязанностях.
- Д-да, слушаюсь, - чуть запнувшись произнес Айзен и поклонился капитану, - Спасибо, что приняли меня в отряд, Кераку-тайчо.
- Что ты, что ты, - Кераку, улыбаясь, помахал ладонью.
- Идите работайте, - ледяным тоном напомнила ему Лиза и твердым шагом пошла по направлению к казармам.
Айзен поспешил за ней.
- Прошу прощения, - негромко спросил он, поравнявшись с ней, - а капитан всегда такой…? – неловко оконченная фраза повисла в воздухе.
Лиза искоса глянула на него.
- «Такой дурак» ты хотел сказать?
- Нет-нет!
- Расслабься, - она чуть склонила голову, - его внешний вид может ввести в заблуждение кого угодно. Он лентяй и не прочь выпить, но недооценивай его. Он один из первых капитанов со дня основания Готея. Капитан Кёраку очень силен. Очень.
- Понятно.
- Если у тебя будут какие-то вопросы, то лучше сразу обращайся ко мне.
- Хорошо. Спасибо.
Лиза посмотрела на него. Лицо Айзена было бесстрастным; волнистые пряди волос чуть качались под редкими порывами ветра. Стекла его очков отражали солнечные лучи, поэтому не было видно глаз. Ничего в нем необычного нет. Обычный шинигами. Она поправила очки и чуть ускорила шаг.
На следующий же день Айзен с головой погрузился во множественные дела отряда. Расписания тренировок, таблицы с именами новичков, даже форма – все это оказалось в его ведомстве. Третий офицер, мельком глянувший на него и буркнувший приветствие, выдал ему стопку бланков и сразу потерял к новичку всякий интерес. Коротко поблагодарив, Айзен вышел и вернулся к себе.
В последующие дни, разбираясь в бумагах, знакомясь с рядовыми шинигами и вникая в работу отряда, он отметил, что все работает достаточно слажено. Не было понятно – заслуга ли это капитана или сурового лейтенанта Ядомару, которую, похоже, боялись больше самого Кераку-тайчо, но отряд работал как часовой механизм, в котором Айзен быстро нашел свое место. Офицера-новичка, не смотря на внешнюю доброту и мягкую улыбку, рядовые шинигами уважали и даже немного побаивались.
Через несколько месяцев погиб на задании шестой офицер. Капитан Кераку подписал приказ о повышении седьмого офицера Айзена Соуске, но передала ему этот приказ лейтенант Ядомару.
- Как именно погиб Сентомару-сан?
- Зачем это тебе? – вопрос резал слух.
- Я просто хотел узнать, - Айзен чуть наклонил голову, - чтобы избежать подобной ошибки. Ведь вместе с шестым офицером, погибли двенадцать человек.
Лиза прошла мимо него и остановилась.
- Это была не его ошибка, шестой офицер, - произнесла она, не оборачиваясь, - Это фактор непредсказуемости Пустых. Будьте всегда готовы к нему.
- Слушаюсь.
- Если остались вещи, то сложите их куда-нибудь, я сейчас пришлю за ними, - Лиза говорила бесстрастно, по-прежнему не глядя на него.
- Хорошо.
Немного поглядев в ровную спину удаляющегося лейтенанта, Айзен обернулся к своей новой комнате. Вещей Сахико Сентомару уже не осталось, лишь в столе Соуске заметил кипу бумаг. Вытащив их, Соуске пробежался глазами по чуть запыленным листам. Приказы, отчеты – множество ненужного бумажного мусора. Он уже намеревался выбросить это все, как заметил тонкую тетрадку, сунутую между страниц.
- Шестой офицер!
Айзен обернулся к двери и вопросительно посмотрел на замершего в проходе шинигами.
- Что-то случилось?
- Лейтенант Ядомару поручила мне забрать…
- О, я понял, - прервал его Соуске, поднимаясь, - Вот все, что я нашел, - он передал ему найденную стопку бумаг и улыбнулся, - Больше ничего не осталось.
- Да, - шинигами явно медлил, Айзен терпеливо ждал, - Сентомару-сан был хорошим офицером, - вдруг произнес тот, отводя взгляд от лица стоявшего перед ним нового шестого офицера, - Он погиб вовсе не потому, что был…неразумен.
- Понимаю, - Айзен чуть сжал его плечо, - Я вовсе не считаю, что прежним шестой офицер был неразумен.
Но шинигами упорно избегал смотреть ему в глаза.
- Все, что вы можете о нем узнать – это глупости, - вдруг произнес он, поклонился и торопливо вышел.
Не став останавливать его, Айзен вернулся к столу. Пододвинув к себе найденную тетрадку, он начал вдумчиво читать ее. Через пару минут он встал и запер дверь.
В тетради, оказавшейся чем-то вроде исследовательским дневником, торопливым почерком, были описаны стадии развития Пустого. Последняя запись особенно заинтересовала его:
«В основе Пустого, как и в основе шинигами лежит душа. Разница лишь в положительном или отрицательном качестве этой души. Пустые, также как и шинигами испытывают голод, удовлетворяя его за счет поедания других душ. Это происходит вследствие чрезмерной одержимости голодом и неспособностью противостоять ему. Значит ли это, что шинигами точно также могу питаться, увеличивая свою силу за счет других душ? Увеличит ли это силу шинигами или же убьет его, если душа все-таки не способна перейти границу? Что если суметь преодолеть эту черту…».
Далее шли лишь чистые страницы. Закрыв тетрадь, Айзен смотрел перед собой. Что это за идеи? Преодоление границы между шинигами и Пустым… Разве это возможно? Ведь Пустые и шинигами… «в основе Пустого, как и в основе шинигами лежит душа». Родственное начало. Потом лишь различные пути развития, но что если… если эти пути пересекутся. Возможно ли это?
Быть может, шестой офицер именно за этим отправился на охоту? Ведь вовсе не обязательно идти на Пустых офицеру, да еще и прихватив с собой отряд шинигами в 12 человек. Знает ли об этом дневнике капитан Кераку?
Положив тетрадь во внутренний карман, Айзен вышел на улицу.
Если это так, то насколько глупо ставить эксперименты на себе. Одна неудача – и ты больше никогда не сможешь исправить ее, сделав соответствующие выводы.
Пустой и шинигами. Два разных окончания пути развития, начавшегося в одной точке. Быть может, чтобы соединить их, нужно вернуться к первоначалу? Шинигами – это конечная точка развития положительной души, имеющей реяцу. Пустой – души отрицательной. Но все они – конечный результат и для исследования сначала нужно взять за основу просто душу. И если получится, тогда, основываясь на результате, попытаться взять для исследований душу шинигами. Нельзя сразу браться за того, кто обладает реяцу…
Он охнул, неожиданно столкнувшись с кем-то, и упал, словно налетел на столб.
- Соуске-кун? – Айзен поднял голову, с легким удивлением на него смотрел капитан Кераку, по обыкновению заложивший руки в широкие рукава розового халата.
- Простите, Кераку-тайчо, - потирая ушибленный локоть, Айзен поднялся.
- Ничего ничего. У тебя утомленный вид, - глаза капитана смотрели изучающе, с теплом.
Айзен поправил очки.
- Все в порядке. Я только шел проверить, как проходит тренировка.
- О, вот как, - капитан поднял голову к небу, потом чуть коснулся полей шляпы, - не буду тебя задерживать, Соуске-кун.
- С вашего разрешения.
Свернув, чтобы скрыться из поля зрения капитана, Айзен пошел к воротам. Выйдя на длинную улицу Сейрейтея, он на секунду замедлился, раздумывая, какое направление выбрать. Решив идти к Северным воротам, он свернул налево. Заметив краем глаза на одной из невысоких крыш ограды человека, наблюдающего за ним, Айзен ушел в шунпо, желая остаться неузнанным. Только запомнил длинные волосы неизвестного шинигами, пшеничного цвета.
Оказавшись в Руконгае, в совершенно безлюдном месте, он уничтожил дневник, молча глядя на корчащиеся в огне у его ног листы бумаги.
Что могло натолкнуть шестого офицера на подобные размышления? Зачем может понадобиться переход грани между Пустым и шинигами?
Вернуться к началу. А потом пройти путь заново. К чему добиваться совершенства шинигами, если можно начать заново. Совершенство – это тупик развития.

***

Айзен склонился над Пустым, чуть шевелящим обрубками конечностей. В руке Соуске все еще сжимал обнаженную Кьека Суйгецу, залитую кровью.
Все оказалось верным. Если пронзить в определенном месте, то процесс разложения Пустого на духовные частицы, как это обычно происходит с погибшими и умершими в Обществе Душ, замедляется. Звенья души играют очень важную роль в развитии как шинигами так и Пустого. Кто бы мог подумать, что его случайный промах в битве с одним из Пустых может обернуться таким удачным открытием.
- Что-то интересное нашли?
Айзен выпрямился, поворачиваясь к подошедшему человеку в черной форме шинигами.
Капитан Пятого отряда. Хирако Синдзи.
Он пронизал застывшего Айзена острым цепким взглядом и широко улыбнулся.
- Нет, - ответил Соуске, поправляя очки, - Всего лишь Пустой.
- Ты не собираешься его добивать? Будешь бессердечно наблюдать, как он корчится в муках, Айзен Соуске? – шинигами потыкал носком сандалии в бок все еще подергивающейся туши.
- Удивлен, что вы знаете мое имя.
- Ничего удивительного, - откинув за спину прядь волос, он развернулся и помахал рукой, - Я знал его, когда ты еще у мамы в животе был.
Коротким взмахом катаны Айзен добил Пустого, наблюдая, как растворяются в воздухе духовные частицы.
Реяцу Синдзи все еще, слабо, но ощущалось вокруг. Соуске склонил голову, чувствуя странное головокружение, как бывает, когда во сне падаешь со слишком большой высоты.

***
Я – судорожно сжатый кулак Айзена.

- Вы самый удивительный из всех капитанов, - негромко сказал Айзен, зная, что Синдзи, стоящий на другой стороне улицы все равно услышит его, - Безмерно удивительный.
- Как витиевато сказано. Умничаешь?
Айзен молчал. Вокруг было тихо – поздним вечером окраины Сейретея обычно пустовали. Синдзи стоял напротив, сунув руки в карманы и, казалось, даже не смотрел на него. Соуске поправил очки; он чувствовал себя очень уставшим. Хотелось спать – утром этого дня он вернулся из генсея и за весь день так и не нашел времени отдохнуть. Но, кажется, уже около недели он неизменно проходил в это время по этому улице – осознанно или нет, он раз за разом выбирал этот маршрут, словно, что-то вело или манило его сюда. Здесь он натыкался на Синдзи. И сегодня он впервые заговорил с ним.
- Тебе нравится?
- Что? – он вздрогнул от неожиданно близко прозвучавшего голоса; Хирако уже стоял вплотную к нему.
- Нравится умничать? Ты часто говоришь что-нибудь такое – я слышал. Сегодня в твоей миссии погиб рядовой шинигами. Тебе помогла твоя речь? Ты утешил его красивыми словами? - Синдзи смотрел пристально, изучающее.
- Да, - Айзен не стал отводить взгляд, - Я сказал ему пару напутственных слов. О том, что он внес неоценимый вклад в вечную борьбу Пустых и шинигами. Ведь именно через его тело мне удалось проткнуть Огромного пустого, когда тот схватил его.
Хирако улыбнулся; глаза его по-прежнему цепко смотрели на Айзена.
- А мне нравится, когда ты умничаешь.
Я – тяжелое дыхание Айзена.
Соуске повернулся и направился к отряду. Голова снова кружилась, он чувствовал на себе взгляд Синдзи и внезапно улыбнулся – тонкой улыбкой, так похожей на улыбку Хирако.

***

После назначения на пост шестого офицера повышения не было, поэтому Айзен был крайне удивлен, когда именно его капитан Кераку представил как претендента на пост лейтенанта.
- Вы уверены, Кераку-тайчо? – не поднимая головы, спросил Айзен.
- Конечно, - капитан склонил голову набок, - а что не так? Ты талантлив, думаю, ты можешь далеко продвинуться.
- Спасибо за оказанное доверие, - ровным голосом откликнулся Соуске.
Он не был уверен, что хочет покидать Восьмой отряд, потому что некоторые идеи все еще нуждались в проверке, и сейчас у него было достаточно свободного времени. Жаль только, что в последнее время лейтенант Ядомару стала проявлять странное внимание. Оглядываясь назад Айзен, вспоминал ее поведение сразу после его назначения на место шестого офицера. Ей вполне могло быть известно о его идеях. Восьмой отряд переставал быть безопасным местом для исследований. Но кто знает, что будет в новом отряде.
«Если он туда попадет», - поправил себя Айзен.
- Простите, тайчо, - Айзен обернулся, стоя уже на пороге, - А в какой отряд нужен лейтенант?
- В Пятый. Отряд Хирако Синдзи.
- Понятно.
Айзен аккуратно закрыл за собой дверь.
- Шестой офицер? – шинигами удивленно смотрел на застывшего у двери офицера, - С вами все в порядке?
- Да, - Айзен чуть улыбнулся, глядя вдаль, - Со мной все в полном порядке.

Я – безмерное спокойствие Айзена.

Самый простой шинигами может многое изменить. Главное, суметь правильно направить его, применить имеющуюся в руках силу. Айзен заметил на другом конце улицы фигуру шинигами, идущего ему навстречу. Они пересеклись на мгновение, не задержавшись и не оглянувшись друг на друга. Губы Айзена раздвинулись в ставшей привычной улыбке.
- Рад видеть тебя, Канаме.
- Да, - донесся до него глухой, из-за прикрывающей пол-лица смуглого шинигами маски, голос.
Мгновение прошло; они шли каждый по своим делам.

***

На следующей день он вместе с группой назначенных шинигами из других отрядов стоял в небольшом помещении. Здесь царил полумрак; лишь из небольшого окна почти под самым потолком падал свет. Ни одного из стоявших вокруг Айзен не знал. К тому же, все они были выше него рангом. Он стоял чуть в стороне от негромко переговаривающихся групп, прислушиваясь к разговорам.
Увлеченные перешептыванием офицеры не сразу заметили появление капитана. Стоя в дверях Синдзи смотрел на темную массу людей в одинаковой форме, заполняющую комнату.
Айзен смотрел на стоявшего в дверях, окутанного солнечными лучами, пронизывающими его длинные светлые волосы.
Синдзи чуть повернул голову, и они встретились взглядами, ни на мгновение не выдавая своего знакомства.
Взгляд из света в темноту – взгляд из темноты на свет.
Я – холодная уверенность Айзена.
По толпе ожидающих прокатилась волна. Через пару секунд все уже выстроились в две ровные шеренги.
- Вы уже готовы, Хирако-тайчо? – подошедший капитан Унохана чуть улыбалась, - Здесь все претенденты, вы можете выбрать любого.
- Да-да, - откликнулся Хирако, и вошел внутрь.
Не вынимая руки из карманов, он прошел по проходу между рядами вытянувшись по струнке шинигами. На Айзена он больше не смотрел; пройдя мимо него, даже не повернул головы. Айзен внимательно смотрел на чуть ссутуленную спину капитана. Настороженность. Это проступало в каждом движении Хирако Синдзи. В его манере держать руки в карманах, его поворот головы – едва заметный, когда он кидал равнодушный взгляд на лица.
Соуске смотрел себе под ноги, когда Синдзи прошел мимо него в обратную сторону. Подняв голову, он снова мгновение встретился с бесстрастным взглядом Хирако, который тут же отвернулся.
Я – колотящееся сердце Айзена.
- Вы решили, Хирако-тайчо?
- Да, - голос Синдзи доносился до него как будто издалека, - Айзен Соуске. Восьмой отряд.
Айзен рывком поднял голову. Стоявшие рядом шинигами озирались, чтобы увидеть выбранного. На него не посмотрел ни один.
- Хорошо, - Унохана отметила что-то в листке, что держала в руках, - Айзен Соуске, подойдите ко мне, пожалуйста.
- Слушаюсь.
Айзен прошел между рядами, ловя на себе удивленно-недоверчивые взгляды. Хирако Синдзи уже стоял на улице.
- Поздравляю, Айзен-фукутайчо, - улыбнулась она ему, - Сейчас возвращайтесь в Восьмой отряд. Приказ о вашем назначении я передам Кераку-тайчо.
- Спасибо, - ровно поблагодарил ее Айзен.
«Ты можешь отказаться, Соуске-кун, - сказал капитан Кераку, задержавшись на пороге, через плечо глядя на все еще удивленного Айзена, - Твой выбор будет решающим».
- Хорошо, - вдруг услышал он свой голос, глядя на удаляющегося Хирако.
Унохана поспешила за Синдзи. Выходящие шинигами обходили его, исподтишка кидая заинтересованные взгляды. Назначение никому не известного шестого офицера стало сюрпризом.
- Почему он выбрал его? – услышал он шепот.
- Кто знает… Ожидает чего-то, наверно, от него.
Айзен поднял голову, посмотрев на удаляющегося Хирако.
Верно. Все верно.

***

- Тайчо! Подождите, тайчо!
Дождь заливал очки; пряди волос неприятно прилипали к коже. Айзен попытался поддержать едва стоявшего на ногах Хирако, но тот вырвал руку
- Я сказал тебе отстать!!!
Длинные красивые волосы Хирако висели спутанными прядями. На мокрых плитках улицы за капитаном тянулись темно-бордовые пятна, которые расплывались рваными очертаниями, бледнели и через некоторое время смывались дождем. Айзен смотрел на залитую кровью ткань хаори, на узкую ладонь Хирако изо всех сил зажимающую рваную рану на правом боку.
- Тайчо, может, вам лучше пойти в Четвертый…
- Послушай, Айзен, - остановившись и чуть согнувшись, капитан в упор смотрел на него из-под мокрой челки, - Шинигами – Бог смерти. Сейчас мы едва не погибли от твари, которая всего лишь душа. Мы оказались слабее. Что это говорит о нашей божественности?!
Соуске молчал, чуть прикусив губу, вглядываясь в лицо Синдзи. На щеке капитана все еще были видны следы растертой крови, струи дождя стекали по лицу, скапливаясь на подбородке, стекая оттуда растянутыми каплями.
- Признай, Айзен, то, что мы боги – это ложь, обман, это фикция!!! Бог тот, кто сильнее. Признай это. Признай, что когда-нибудь ты можешь умереть.
Синдзи отвернулся и пошел в сторону ворот Пятого отряда.
Айзен остался стоять под дождем, держа в руке обнаженную Кьека Суйгетсу.

***
Я – улыбка Айзена.
- Доброе утро, лейтенант!
- Доброе утро.
- Вы готовы, капитан?
- Заходи, заходи!
Я - ком в горле Айзена.
- Ты оделся как обычно!
Я – стальная выдержка Айзена.
- Но вы тоже одеты как обычно, капитан.
- На то я и капитан.
Я – маска Айзена. Которая не может обмануть его.

***

Хирако не прекратил их молчаливую игру. Лишь его ходы к ней стали настолько неявными, что Айзену приходилось проглядывать каждое движение, каждый поступок разглядывать в свете их игры. Ему это нравилось. Весь Сейрейтей становился немного иным, когда он шел за Синдзи, видя перед собой длинные светлые волосы и чуть сгорбленную спину. Когда-нибудь их игра достигнет крайней точки. А там – Айзен предвкушал, что может быть там. Они были с Хирако единым целым, объединенные одной целью, одним заговором. Словно тайная деятельность.
На расстоянии вытянутой руки. На длине шага.
Но в один прекрасный день Синдзи все испортил.
Урахара Киске. Невозмутимый, с мягкими растрепанными волосами и безмятежным взглядом. Почему-то первое, что пришло в голову Айзена, когда он увидел растерянного Урахару на пороге комнаты главнокомандующего - растопыренные руки под определенным углом могли вполне сойти за крылья. Бред, ерунда. Это бред, вызванный усталостью и очередным запутанным ходом Хирако, из-за которого Айзену провел очередной эксперимент, придавший мелкому Пустому некоторые силы шинигами, позволяющие ему одолевать занпакто.
Вот только вскоре вечером Синдзи вышел из ворот отряда, сказав ему ждать в казарме.
Урахара Киске.
Соуске слышал каждое слово из их разговора, стоя в укрытии.
Я – холод внутри Айзена.
- Долго ты будешь стоять здесь, Соуске?
Я – спокойствие Айзена.
- Я поражен. Как давно вы меня заметили?
- Когда ты еще у мамы в животе был.
Старый, давно знакомый ответ. Значил ли он что-нибудь?
Я - пустота внутри Айзена.
- Вы страшный человек, капитан.
Тогда, ночью, ему впервые захотелось уничтожить созданное Хирако. Уничтожить что-то ценное для всех. Расстояние шага увеличилось на расстояние прыжка.
-То же самое могу сказать и о тебе.
Я – холодная уверенность Айзена.
Той ночью Синдзи впервые приснился странный сон, в котором его Айзен Соуске стоял под большим зонтом, под странными белыми каплями дождя. Рядом с ним стояли еще двое, но узнать он их не мог.

***

Айзен сложил зонт и стряхнул белые капли – остатки душ.
- Снова не получилось, - вздохнув произнес Гин, но по его лицу нельзя было сказать, что он недоволен.
Айзен промолчал, продолжая думать.
Идея пронзить цепь обычной души показалась удачной. Чем поворачивать эволюцию вспять, куда проще было направить ее по другому пути. Только обычные души не выдерживали напряжения. Эксперименты проходили с душами разных возрастов, из разных районов Руконгая – безрезультатно. Они корчились, задыхались, но исчезали, не выдержав преобразования. Чтобы претерпеть изменения в развитии, душе было необходимо что-то еще.
Соуске склонил голову на бок, разглядывая одежду, лежащую у их ног.
Пустые питаются шинигами. Их привлекает реяцу – основное отличие душ шинигами от душ обычных людей.
- Канаме. Мне понадобиться твой бан-кай.
- Как скажете, Айзен-сама, - голос Тоусена звучал привычно глухо.
Айзен посмотрел на полную луну, стоявшую в небе. Кажется, пора было делать главный шаг.
Только погрузившись в хаос, можно начать что-то новое. Разрушить все, чтобы осознать настоящие ценности. Когда ничего не ценно, когда ценно все, потому что у тебя ничего нет.
Вам понравится. Хирако-тайчо.

***

Синдзи зажмурился, поворачивая лицо к солнцу. Он сидел на крыше, как обычно это делал днем, когда не было дел, а отряд был на тренировке под руководительством старших офицеров. К вечеру накопится порядочно отчетов, поэтому сейчас можно отдохнуть, посидеть… перетереть что-нибудь с Хиори. Синдзи успел схватить дерзкую девчонку за щиколотку и отклонить удар ногой в лицо.
- Снова бодришься, Хиори, - неторопливо заметил он, сжимая сильными тонкими пальцами ногу лейтенанта 12 отряда,- вижу, новость о пропавших людях тебя не так расстроила.
- Кенсей с ними разберется, - она извернулась и укусила острыми зубами Хирако за запястье; Синдзи выругался, выпуская ее.
- Надеюсь, - он потер место укуса, - А тебе разве не нужно помогать Маюри?
По краснеющему лицу девочки он понял, что сказал не то и спрыгнул на землю, избегая очередной попытки ударить его.
- Понял, понял, больная тема,- не слушая ее вопли, он сунул руки в карманы и сделал пару шагов в направлении своего отряда; задержавшись на мгновение, он обернулся и тихо добавил: - Будь осторожна.
Он шел к отряду, в который раз прокручивая в голове уже известные данные. Пропадающие люди. Исчезающие, испаряющиеся. Теряющие свой облик. Что способно заставить душу потерять облик?
Хирако потянулся и, сунув руки в карманы, медленно пошел в сторону отряда Киске. Ему хотелось поболтать с кем-нибудь, к тому же, Айзен перестал его преследовать, занятый работой, которую на него свалил Синдзи. Это так расслабляло.
Кивая здоровающимся с ним шинигами, он был почти у 12 отряда, когда навстречу ему, из переулка, вышел Гин – юный гений. Очень светлые, почти белоснежные волосы, прищуренные глаза и не сходящая с губ тонкая улыбка – почти усмешка.
- Я думал лейтенант Айзен с вами, капитан, - удивился мальчишка, останавливаясь.
- Да-да, я тоже так думал, - махнул рукой Синдзи.
Из-за ворот донесся грохот и крики. Кажется, Маюри и Хиори снова не поладили. Синдзи замер, раздумывая над вероятностью попасть в эпицентр ссоры, как мимо него промчался шинигами, в котором он узнал одного из отряда Кенсея.
- Эй-эй, что-то случилось?
- Д-добрый день, Хирако-тайчо,- шинигами затарабанил в дверь, - У меня срочное послание для Урахара Киске.
- От Кенсея?
-Да.
- Где же все-таки лейтенант Айзен, - певучий голосок Гина заставил вздрогнуть. Круто развернувшись, Синдзи быстро пошел в сторону своего отряда. Надо было найти Айзена.

***

Лейтенанта не было ни в кабинете, ни в его комнате, ни на тренировочной площадке. Повсюду, куда бы не пришел Синдзи, оказывалось, что Айзен здесь был, но уже ушел «буквально перед вашим приходом, тайчо». Синдзи представить не мог, как Соуске умудрялся так быстро передвигаться, но продолжал упорно его преследовать, опаздывая лишь на шаг. Айзен был здесь, рядом, на расстоянии шага, как обычно, но в тоже время слишком далеко, неуловимо присутствуя поблизости. Бегая по отряду, Синдзи очень хотелось ругаться, но все разговаривали так вежливо, называя его не иначе как «Хирако-тайчо», что сорваться не было причины.
В конце концов Синдзи сдался. Айзен где-то рядом, выполняет свою работу, все в порядке. Должно быть в порядке.
В своем кабинете Синдзи включил одну из новых пластинок и запер дверь.
With your feet in the air, when your head on the ground
You try this trick and spin! Yeahh!
Your head will collapse , when there is nothing in it
And you ask yourself?

Эту пластинку одна из тех, что привез Айзен; Синдзи закинул ноги на стол и закрыл глаза – он не слушал такую музыку раньше, но она ему понравилась.
Where is my mind?
Where is my mind?


***
Он дернулся от резкого звука тревоги и свалился на пол. Он не заметил, как заснул; сон был такой яркий и живой, что казался явью – Айзен, смуглый шинигами, маячащая где-то на краю неугасаемая тревога. Ругаясь сквозь зубы, Хирако поднялся, отряхивая хаори, и прислушался. Темный кабинет наполняло шипение впустую прокручивающегося проигрывателя.
- Тревога! Тревога! Всем капитанам собраться у бараков Первого отряда. Реяцу капитана Девятого отряда Мугурума Кенсея и лейтенанта Куна Маширо внезапно пропали. Тревога! Тревога!
Синдзи закусил губу. Кенсей отправился на разведку, вслед за не вернувшимся разведывательным отрядом. Срочное сообщение от него для Киске. Пропавшие души.
Сорвавшись с места, он помчался к воротам своего отряда. Бесшумно за спиной возник Айзен.
- Где ты пропадал весь день? - не оборачиваясь, процедил Синдзи.
- Я выполнял ваши задания, тайчо,- отозвался лейтенант.
- Больше не смей так пропадать. Ты слышал сообщение. Проследи за отрядом.
- Я все сделаю, как положено, капитан.
Синдзи остановился у выхода, искоса глянув на, как всегда спокойного, Соуске.
- Я знаю, что ты все сделаешь, как надо.
Стекла очков лейтенанта были залиты лунным светом так, что не было возможно разглядеть его глаз. Что-то было в нем было неуловимо иное, чем в последнее время. Что-то изменилось; существенно изменилось.
Я знаю это, потому что это знает Айзен.
- Я скоро вернусь.

***

Катана Хиори чуть не распорола его пополам, и он увидел эту невероятную, невозможную картину превращения Хиори в нечто животное, во что уже были превращены Кенсей и Маширо. Боль от удара доходила до него словно сквозь толстый слой ваты. Он упал и, будто со стороны видел, как бросились к Хиори остальные, как мир заполонила тьма. Синдзи решил, что потерял сознание. Он смотрел вперед широко раскрытыми глазами, не видя ничего, напрягая слух и зрение, но не слышал даже собственного дыхание.
Сколько это длилось, он не мог понять – секунду, час. Время, словно, остановилось. Он лишь слушал шум в ушах, похожий на медленные шаги. Что-то приближалось. Кто-то приближался.
Я знаю об этом, потому что это знает Айзен.
Тяжело опираясь на локти, он приподнялся, вглядываясь, вслушиваясь и – когда плотная пелена вдруг стала спадать, безумная надежда на мгновение завладела им. Успели? Пришли? Он набрал в грудь воздуха, чтобы крикнуть, что нужно остерегаться Хиори, но возглас застрял в горле. Лиза, Роз, лежали на земле, находящийся прямо перед ним Лав с хрипом складывался пополам, открывая взгляду Хирако стоявшего за ним шинигами, с занесенной катаной в руках. Окровавленное лезвие влажно блестело в лунном свете.
- Ты…Тоусен…Почему ты предал Кенсея? Своего капитана…
- Он никого не предавал.
Голос раздался из-за спины. Такой же вежливый и мягкий, как всегда. Прохладный, плавный. Синдзи оглянулся через плечо.
- Я так и знал.
- Знали, капитан?
Я знал, потому что об этом знал ты.
Я – ледяное спокойствие Айзена.
С первого дня, как я увидел тебя, я знал. Знал.
Я – ровное сердцебиение Айзена.
- Я знал, что тебе нельзя доверять, - Я знал это, потому что это знал ты.
- Вот как.
Я – горький холод в горле Айзена.
Я – торжество Айзена.
Я – улыбка Айзена.

Синдзи чувствовал, как дрожали пальцы, как били в голове молоты, как капли пота стекали по вискам. В его сознании пронеслись видения снов – Айзен, Гин, Тоусен. Я всегда это знал, потому что об этом знал ты. Я всегда был на краю разгадки – на расстоянии вытянутой руки. Я не смог дотянуться, потому что этого не хотел ты.
Хирако сжал зубы, чтобы не разразиться удушающим криком. К горлу комом подкатила тошнота. Когда из него полилась белая субстанция, он словно перенесся в другое тело, наблюдая со стороны. Странная сонливость, слабость; он прогонял их раз за разом. Теряя сознание, он все еще видел его лицо.
Вы стоите на пороге новой эры, тайчо.
Я еще не побежден. Я знаю это, потому что об этом знаешь ты.
Я еще вернусь.
Айзен.


@темы: fanfiction

Комментарии
2010-12-14 в 05:29 

parafiliya
ты прелесть
мне понравилось)

2010-12-14 в 10:42 

Что случится, если ударить в твою душу как в колокол?
parafiliya рада))

2010-12-18 в 00:59 

velial~m
Все всегда идет по самому худшему сценарию (с)| boku wa sumikko wo sagashite naku naku
блин )) хочу сразу сказать огромное спасибо за этот фик! ОЧЕНЬ порадовали )
БК очень люблю, больше все-таки книгу, поэтому даже не подозревал, что именно эта песня была в конце фильма *__*
хотел еще побетить, но растерял все места, где были ошибки =.=' *их было не так уж много )*
вот только одно нашел заново:
Айзен, смуглый шинигами, маячащая где-то на краю неугасаемая тревога.
тревога скорее "не угасающая".

2010-12-18 в 19:19 

Что случится, если ударить в твою душу как в колокол?
velial~m оууу рада)))
Книгу прочитала после фильма уже, и подумала, что фильм снят очень и очень здорово. Отличное решение всех моментов и актеры классно подобраны. А песню встретила уже много после просмотра и так обрадовалась, что это Плацебо **
ох уже исправить не могу((( сама тоже одну опечатку нашла ТТ спасибо! надо внимательней быть >< спасибо!

   

главная