Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Джаз иллюзий

19:55 

Бриджит Тененбаум
У сельдерея запах счастья. 1014
Сhallenge-AU: тема #11.
название: Примирение
авторы: crazy_capricorn, soV@...
бета: bichva
дисклеймер: Кубо...
жанр: АУ, бытовуха
рейтинг: R (исключительно за мат)
предупреждения: АУ! ООС, мат


Хирако остановился как вкопанный перед приоткрытой дверью их с Айзеном квартиры. Фраза, которую он услышал из-за этой самой двери была произнесена не то, чтобы кокетливым, скорее шаловливо-приглашающим девичьим голоском.
- Неплохо, - раздался приглушенный голос Соуске. - А...
- Можешь потрогать, - перебила его Хинамори. Да, без сомнения, такой нежный тонкий голосок мог принадлежать только их соседке с третьего этажа.
У Хирако дернулся глаз. Значит пока он выбирал подарок этому придурку на день рождения, тот во всю развлекался дома!
- Приятное наощупь правда? - смущенно продолжила Хинамори.
Хирако с грохотом распахнул дверь. Через маленький коридор посреди комнаты стояла скромная ("Ха! Наша скромница!" – злобно усмехнулся про себя Хирако) девушка Хинамори, испуганно распахнувшая глаза, и побледневший Соуске с рукой, лежащей прямо на груди их соседки.
- Вот оно значит как! - едко кинул Хирако. - Ну и пошел ты на хуй! Ах, нет, о чем это я, какое еще на хуй! - елейным голосом добавил он. - Пошел ты в пизду, дорогой! - не сдерживая себя, проорал Шинджи, развернулся и ушел, так сильно хлопнув дверью, что с потолка посыпалась штукатурка (дом был старый).
- Ты все не так понял, - тихо произнес Айзен уже в закрытую дверь. Он прекрасно знал своего любовника и понимал, что пока к нему лучше не соваться – сейчас тот не поверит никаким объяснениям.
- Ой, - пискнула кроткая Хинамори, которая вообще-то зашла похвастаться новым купальником, а заодно, может быть, немного пофлиртовать с Айзеном, к которому испытывала далеко не дружеские чувства, но давно оставила надежду увлечь его собой.
Пробегая вниз по ступенькам, Хирако чувствовал, как лихорадочно стучало сердце и злоба клокотала внутри. Он было остановился и развернулся, чтобы еще раз зайти в квартиру, накричать и забрать вещи, но, решив, что и так противно видеть их вместе, передумал и продолжил путь вниз. На улице он стремительными широкими шагами пошел в сторону магазина Урахары, но через некоторое время все же присел на лавочку неподалеку от своего жилища. Минут десять он зачем-то ждал появления Айзена. Да как же, выбежит он и с криками «Хирако! Вернись!», подбежит к нему...
«Пошел ты, Соуске», - еще раз мысленно послал он Айзена и твердой походкой направился к Киске.
И все то время, когда Хирако направлялся к другу, обрушивая ругательства на Айзена и Хинамори, Соуске разыскивал его в противоположном направлении, заглядывая в бары. И почему ему не пришла в голову мысль, что Хирако у Урахары?
- Киске! – позвал Шинджи и ударил дверь.
Он посмотрел на старый дверной звонок, и уже протянул было руку, но, вспомнив, как месяц назад звонок не захотел звонить, а неожиданно шибанул Хирако током, одернул ее.
- Что за идиот, до сих пор не наладил… – проговорил Хирако, и дверь тут же приоткрылась и в проеме показался заспанный Урахара.
Смело отодвинув его с прохода, Хирако прошел в комнату, где плюхнулся на диван, схватил бутылку рома и, сделав большой глоток, посмотрел на опешившего Киске.
- Ты один? – поинтересовался Урахара, и непонятно откуда в его руках возникло два стакана.
- Как видишь! – резко ответил Хирако.
- А где Айзен-сан? – с любопытством спросил Киске.
- Не знаю никакого Айзена-сана.
- Соуске.
- Соуске тоже не знаю.
Воцарилась угнетающая тишина.
- Я не буду спрашивать..
- И не спрашивай! – перебил Урахару Хирако.
Снова повисла пауза и слышалось только, как Хирако пьет ром из горлышка.
- Хочется исчезнуть на какое-то время, или навсегда. Там, где нет никакого Соуске и… Впрочем Киске, может напьемся?

Обычно Урахара ничего не имел против дружеских попоек и душевных разговоров, но после двухчасового страстного монолога Шинджи, который то обличал Соуске, своего теперь уже бывшего любовника, во всех смертных и не очень грехах, то причитал о нем же, будто тот погиб во цвете лет и оставил его сиротой, Урахара не выдержал.
- Ну, всё! Хватит! – стукнул по столу Киске после очередного «Как он мог! Ну, вот как он мог? Ему что, меня мало?!»
- Почему бы тебе не пойти к нему и не выяснить, что же там случилось? – продолжил Урахара.
- Ха! Как будто и так непонятно! – пьяно возразил Шинджи.
- Хирако, сам подумай! Это же Хинамори-сан, милая скромная Хинамори-сан, может она за солью зашла, а ты всё не так понял…
- К тебе часто девушки за солью в одном нижнем белье заходят? – перебил его Хирако.
- Ну, вообще-то реже, чем хотелось бы, точнее… никогда, - засмеялся Киске и почесал затылок.
- Во-о-о-от, а значит они любовники! – потрясая стаканом с ромом, бушевал Хирако. – Нет, Айзен определенно скотина! Двуличная похотливая скотина с отличной задницей! – он шумно отхлебнул из стакана. – Черт! Я уже скучаю! – Хирако с грохотом опустил стакан на стол, тот не выдержал такого обращения и раскололся в его руке. Шинджи тряхнул кистью, избавляясь от осколков – на ней не было ни царапины.
- Осторожней! – Урахара прикрыл глаза ладонью. – Хочешь – не хочешь, а поговорить тебе с ним придется, в конце концов, все твои вещи там.
- Точно! – неожиданно согласился Хирако. – Пойду и выскажу ему всё, что о нем думаю!
Он поднялся и, пошатываясь, побрел к выходу, Киске и не думал его останавливать. Всё равно через полчаса вернется, ночевать-то ему негде – подумал он и отправился спать. Было уже за полночь.
Тем временем Соуске после рейда по местным барам вернулся домой и приготовился ждать, когда Хирако придет выяснять отношения. А в том, что тот придет, Айзен даже не сомневался.
- Соуске! Соуске, етить твою мать! Со-о-о-у-у-уске-е-е! – именно этот крик разбудил задремавшего было Айзена.
Выглянув в окно, он обнаружил во дворе дома Хирако, судя по всему, абсолютно пьяного. Правда, смотрел он не на их окна, а на окна их соседа по подъезду, туда же полетел и камешек. Сосед, выглянувший в окно на крик, получил этим камешком в лоб.
- Кучики, бля! – разъярился Шинджи. – Какого хера ты забыл у меня дома?! Нет, какого именно хера я понял! Но я не тебя звал! Соуске, - еще громче заорал он, - ты, ёпт, чего, весь дом обслуживаешь?!
Кучики, не дожидаясь конца громогласной речи, с грохотом и со всем возможным в этой ситуации достоинством захлопнул окно.
- Шинджи, - позвал Айзен, Хирако резко обернулся на голос.
- Ты чё, уже переехал? – озадаченно спросил он. Соуске в ответ лишь покачал головой.
- Шинджи, уже два часа ночи. Утром поговорим, когда протрезвеешь…
- Не указывай, что мне делать! – скорчив зверскую рожу, указал на него пальцем Хирако. – Изменнник!
- Шинджи, - попытался успокоить его Айзен, мягко улыбаясь, - иди домой, я тебе всё объясню.
- Нечего объяснять, я всё видел!
- Но не так понял, - начал потихоньку терять терпение Соуске.
- Всё я понял!
- Тише…, - Айзен краем глаза заметил, что во многих окнах появились любопытные лица.
- Не затыкай мне рот! Пусть все знают! – Хирако набрал воздух в грудь и заорал. – Соуске скотина и изменник! И пидорас!
«Пидорас» решил все-таки спуститься к Хирако, уговорить того замолчать и затащить домой. И пока он ждал лифт, ему послышалась возня на улице и бас соседа с первого этажа:
- Слушай ты, щенок!
Соуске услышал, как на первом этаже открылось окно, и что кто-то явно выпрыгнул из него.
Ждать лифт уже не имело смысла, и мужчина стал спускаться по ступенькам.
В эти минуты на улице перед домом разворачивалась драма. Зараки Кенпачи, тот самый обладатель баса, одним прыжком из окна собственной квартиры добрался до пьяного Хирако. Он уже приготовил кулак, чтобы нанести единственный и решающий удар, но, сконцентрировав все внимание в области челюсти и носа, не заметил, как молодой человек перед ним резко выставил колено и заехал между ног. Боли Кенпачи не почувствовал, но зато, потеряв равновесие и кулаком плавно, с нежностью проведя по щеке Хирако, который и без того непрочно стоял, навалился на него и они вместе рухнули на землю.
- Ублюдок! – взревел Кенпачи, схватив за ворот нарушителя спокойствия.
В ту же самую секунду подъехала полицейская машина, ослепляя фарами лежащих мужчин. Взвизгнула предупреждающая сирена, открылись двери и из машины не спеша вышли двое полицейских. Один, в явно не по уставу расстегнутой рубашке, медленно озирался вокруг, второй зевал и почесывал затылок.
- Как вовремя мы приехали, да, Старк? – отозвался коп в расстегнутой рубашке.
- Да уж…- Старк лениво подошел к мужчинам.
Протянув Кенпачи руку, он устало произнес:
- Ну что, поехали в участок! Если будешь сопротивляться как всегда, у меня имеется электрошокер, и ты знаешь об этом не понаслышке. Давай, Кенпачи.
Громила, тяжело дыша, поднялся. Спорить с полицейскими он не стал, ведь они знали его как отлупленного.
- Слушай, Старк, ты не того задерживаешь, – попытался все-таки разобраться Зараки.
- Да. Расскажешь об этом утром.
Пока мужчины спорили и препирались, Шинджи, поднявшись, отряхнул брюки и быстрым шагом направился в противоположную сторону.
- Эй, Кераку! Парень уходит, не догонишь? – спросил у напарника Старк.
- Думаешь, я побегу? Итак, Кучики нам постоянно работу подкидывает. Поехали в участок.
Увозя с собой злого Кенпачи, полицейская машина проехала мимо Хирако, но никто из сидевших в ней не оглянулся в его сторону.
Соуске, спустившись к окончанию разборки, увидел, как фигура Шинджи скрывается за поворотом. Полушагом-полубегом практически догнав парня, он два раза окликнул его по имени и, не дождавшись реакции, уже медленнее пошел вслед за ним.
- Шинджи, – расстояние между ними сокращалось.
Сгорбленная фигура нарочито зашагала быстрее.
- Хирако!
- Это ты во всем виноват, Соуске.
У Айзена взыграла гордость, он развернулся и направился к дому.
- Эй, Соуске! – кричал ему в след Хирако. Но теперь уже Айзен не хотел идти на примирение.
Так и разошлись: Айзен отправился домой, старательно убеждая себя, что Шинджи – идиот и в любом случае должен извиняться первым – получалось плохо, а Хирако вернулся к Урахаре и завалился спать на жестком диванчике в гостиной.

Утро началось у всех по-разному.
Кенпачи, например, совсем не ложился и до утра беседовал за жизнь со Старком и Кераку за бутылочкой саке. Полицейских он знал уже очень давно. Не раз и не два они арестовывали его, впрочем, наутро всегда отпускали. Большинство этих задержаний было скорее своеобразной помощью, чтобы задиристого Зараки не арестовали другие патрули и не отдали под суд за многочисленные драки. В общем, отличные мужики! Но часам к четырем утра явился их капитан – Укитаке Джууширо – спокойный, но знающий свое дело мужчина. Он осмотрел теплую компанию, отвесил по подзатыльнику своим офицерам, пригрозив лишить их премии за пьянство на рабочем месте, и выгнал Кенпачи в утренние сумерки.
Дома Зараки встречала его приемная дочь Ячиру. Именно поэтому Кучики Бьякуя и был разбужен в начале пятого утра: бойкая девчушка буквально вломилась к нему домой, ураганом пронеслась по кухне, утащила все круассаны («Для Кен-чана!» - как она пояснила) и конфеты (уже для себя) и так же стремительно исчезла. Кучики даже не успел ничего возразить или удивиться.
Ранняя пташка Хинамори развешивала свое нижнее белье на балконе, надеясь, что оно высохнет до того, как проснется весь дом, и не замечала, как за ней из соседнего окна наблюдает Хицугая Тоширо – совсем еще мальчишка, живущий со своей опекуншей и мечтой всего половозрелого гетеросексуального населения их двора, Мацумото Рангику.
Айзен мирно спал, так как еще по дороге домой решил утром всё-таки поговорить с Шинджи, а лучше после обеда, когда его любовник протрезвеет.
Сам Хирако, мучающийся похмельем и непонятно откуда взявшимся чувством вины перед Соуске, размышлял, как бы так помирится с ним, чтобы тот не решил, будто он чувствует себя виноватым.
Думать получалось, но не о том… Он то вспоминал Соуске (в душе, в кровати, на столе, где он его только не вспоминал!), то размышлял о том, как бы так сходить попить, но не вставать при этом с дивана – обстановка бессовестно вертелась от малейшего движения головой.
Наконец, решение пришло.
- Киске! – Хирако завопил дурным голосом (даже сам немного испугался). В глубине дома послышался грохот, будто кто-то упал, и в гостиную влетел Урахара с всклокоченной головой и битой наперевес.
- Что?! – он осмотрел темные углы. – Воры?
- Воды! – проскрипел Шинджи. – Я умираю! Воды! – театрально продолжил он.
- Тьфу, придурок! – Урахара несильно стукнул его по голове. – У меня чуть инфаркт не случился, - он, почесываясь, отправился на кухню.
- Держи, - вернувшись, Киске протянул Шинджи подозрительно шипящий стакан, наполненный какой-то бурой густой жидкостью.
- Это… что?
- Это проверенное средство Тессая, лучший в мире антипохмелин, - заулыбался Урахара.
- На ком проверенное? - засомневался Хирако.
- На мне, - вздохнул тот. – Не бойся, главное, что оно действует, - он сунул стакан буквально ему под нос.
Хирако мужественно зажмурился и сделал большой глоток. Когда через пару минут в его голове перестали взрываться снаряды с гвоздями, а органы чувств вернулись на свои места, он понял, что похмелье действительно прошло.
- Киске, мне нужна помощь! – нагло заявил он, бодро вскочив с дивана. – Я хочу помириться с Соуске!
- Прямо сейчас?.. – вяло ответил Урахара. – Может, выспишься сначала?
- Сейчас!
- А как вы раньше мирились?
- В постели, как же еще? – удивился Шинджи. – Как он губы начинал поджимать в манере великомученика, так я его в кровать и…
- О боже! Не надо подробностей! – замахал на него руками Киске. – От меня ты чего хочешь?
- Совета, наверное, - задумался Хирако. – Вот как люди обычно мирятся?
- Э-э-э, ты имеешь в виду обычных людей? Ну, там цветы, подарки, прости-меня-я-идиот, под окнами, бывает, пишут извинения… приличными словами, – на всякий случай уточнил он.
- А это идея! – обрадовался Шинджи. – Краска есть?
- Спрашиваешь! – возмутился Киске. – Тебе какого цвета? Красную, желтую или белую?
- Да какая разница? Я же не двери красить собрался. – ответил Хирако.
- Может все же цветы? – решил спросить Урахара.
Шинджи глянул на него с укором, и сказал:
- Какие цветы? Соуске сам как фиалка. Давай краску. И кисточки. Пошли.
- Э!? Нет, я не пойду! – улыбнулся Киске.
- Почему? Идея твоя, краска между прочим тоже твоя. Пошли, Киске!
- Твой Соуске, сам и разбирайся.
- Черт возьми, Урахара, друг ты мне или нет?
Последняя фраза заставила задуматься. Киске какие то доли секунды размышлял и, выпалив «нет!», тут же скрылся.
- Ну имей в виду, Киске, если меня задержат копы, я тебя сдам! – кричал ему в след Хирако.
В дверном проеме сначала выглянула светлая макушка, а потом и сам Киске.
- Думаешь копам есть до меня дело?
- А то, смотря что я расскажу…
- Хорошо. Я с тобой пойду, Хирако-сан.
- Шинджи!
Вооружившись банкой с красной краской и кисточками, двое мужчин брели по направлению к дому Хирако. Урахара обреченно вздыхал и корил себя за предложение странной идеи. Шинджи идея с надписью возле дома тоже была не по душе, но не дарить же цветы!? «Прости меня я идиот» он тоже не может сказать, а так – быстренько напишет и убежит. Оставались еще подарки. Но не было на них денег, да и что можно подарить тому, у кого все есть?
Подойдя вплотную к дому, Хирако посмотрел вверх, на окно квартиры, где они проживают с Соуске.
- Если вот тут, - он топнул ногой, - написать, как думаешь, увидит?
- Думаю, нет.
Хирако отошел на несколько метров.
- А так?
Урахара утвердительно мотнул головой.
- А чего написать? – громко спросил Хирако.
- Не знаю, напиши «я без тебя не могу», – предложил Киске.
- А как он поймет, что написал я и ему? – не унимался Хирако. – Вдруг вон, Кучики снова подумает на того типа с красными волосами.
- Напиши: «Соуске, я без тебя не могу». Подпись: «Хирако».
- Ага, тогда опозорю Соуске и себя тоже на весь район, – раздраженно высказался Шинджи. – Хватит с меня прошедшей ночи.
Мужчины стали спорить. Киске уже хотел развернуться и оставить Хирако одного в раздумьях, как за их спинами послышался знакомый голос.
- Шинджи?
- Ну вот и отлично! Пока, Хирако-сан! – Урахара дал деру, чтобы не наблюдать любовные разборки.
Айзен с удивлением смотрел на Хирако. Увидев в руках краску и кисточку, он недоуменно приподнял брови:
- Я должен объяснить ситуацию относительно Хинамори…– решил первым сделать шаг к примирению Соуске.
- Все, ничего не хочу слушать! Все, ничего не хочу слушать! Будем мириться, - и он протянул ему банку краски и кисть. – Я без тебя не могу! Вот, держи!
- Чт...
- Будем потолок спальни перекрашивать!
- Шинджи, твои шуточки...
- Ну, епт, Соуске-чан, мне что на весь двор проорать ,что я с тобой собираюсь там сделать? – Шинджи подхватил Соуске под руку и с тактичностью скоростного поезда потащил его к подъезду.

@темы: fanfiction, challenge-AU

Комментарии
2010-07-29 в 20:03 

хвалить и кормить!
блн, сижу лыблюсь в экран. :D :heart: это я буду перечитывать каждый раз, как мне придёт в голову снова страдать над каноном. :lol:
авторы, спасибо! :red:

детали в виде прочих персонажей вписанных в реальность - нереально доставили. %)) и изящно вписанный бьякурен - хоть не отп, но изящно! D

2010-07-29 в 20:12 

У сельдерея запах счастья. 1014
Миссис Малфой это я буду перечитывать каждый раз, как мне придёт в голову снова страдать над каноном. :lol:
:lol: да уж...только и страдать.
и изящно вписанный бьякурен - хоть не отп, но изящно! D
без бьякуренов никуда :lol:
авторы, спасибо! :red:
и вам спасибо, дорогой соадмин! :crzfl:

кстати, вы не встричали фиков про Кераку и Старка?

2010-07-29 в 20:29 

Ленивые 220. И вновь мы лицезреем его девственный бампер. (с)
вааа, офигеннище **

2010-07-29 в 20:36 

У сельдерея запах счастья. 1014
2010-07-29 в 20:40 

they call me the wild rose but my name was elisa day (с)
Классный драббл) Авторам спасибо))))))))

2010-07-30 в 09:37 

У сельдерея запах счастья. 1014
Garsonne urban а мы думали, это фанфик))))
спасибо)))

2010-07-30 в 10:02 

they call me the wild rose but my name was elisa day (с)
crazy_capricorn а мы думали, это фанфик)))) найдёте вы к чему придраться):eyebrow:

2010-07-30 в 11:58 

jollymuse
weirdo
Хехехе... и бьякурен даже!:-D

Спасибо, авторы! :crzfl:

   

главная